Инфраструктура

Малые города борются за новую городскую среду

Советск

80% всех городов в России — исторические поселения и малые города, где живет от 2 до 100 тысяч человек. Десятилетиями большинство таких городов страдали от нехватки финансирования на благоустройство. Как итог: разрушающаяся инфраструктура, потеря самобытности, отток горожан в города покрупнее в поисках более комфортной и интересной жизни.

В прошлом году малым городам решили дать еще один шанс. По поручению президента РФ в рамках нацпроекта «Жилье и городская среда» Минстрой России организовал Всероссийский конкурс лучших проектов создания комфортной городской среды в малых городах и исторических поселениях. Города, представившие лучшие проекты общественных пространств, теперь получают поддержку из федерального бюджета для реализации этих проектов. В этом году конкурс прошел во второй раз и вызвал еще больший интерес. Пять миллиардов рублей распределены между 80 победителями из 46 регионов России. Но дело не просто в деньгах. Конкурс стал серьезным шагом на пути осмысления социальных и экономических процессов, происходящих на российской периферии. Какие проблемы с помощью общественных пространств пытаются решить малые города и как качественные проекты могут в этом помочь, «Интерфаксу» рассказали авторы проектов-победителей.

Нанять профессионалов и найти ресурсы

Главная задача конкурса — помочь городам раскрыть свой потенциал. Даже один проект может запустить механизм обновления всей городской среды — так уже было, например, в Выксе или Палехе. Поэтому разработка проекта, учитывающего местные особенности и просчитывающего экономические перспективы, становится вызовом для местных управленцев, бизнеса и городского сообщества.

«Города — это сложные структуры, тут и история, и люди», — говорит Сергей Сердюков, управляющий партнер архитектурного бюро SNOU. В прошлом году бюро разработало заявку для города Хвалынска (Саратовская область). Проекту, над которым в сжатые сроки работала междисциплинарная команда — не только архитекторы и аналитики, но и историки и социологи — удалось победить. В этом году бюро участвовало в консорциумах по заявкам городов Маркса, Красноармейска, Верхней Пышмы и Богородицка.

Кстати говоря, многие из тех, кто сейчас помогает малым городам в обновлении, уже успели попрактиковаться в российских регионах. В частности, такая возможность у них была в ходе программы «Города будущего», к которой ДОМ.РФ и КБ Стрелка привлекли десятки архитектурных бюро со всей России.

Также в прошлом году Минстрой России, ДОМ.РФ и Институт Стрелка запустили программу повышения квалификации российских архитекторов, не в последнюю очередь для того, чтобы в регионах появлялись собственные центры компетенций. Выпускница программы из Пензы Мария Кутай о своем предыдущем опыте говорит так: «Недавно с нашим участием был реализован проект центральной площади в Пензе, практически полностью соответствующий концепции, которая была разработана нами совместно с КБ Стрелка. Наш город не относится к «малым», но все же по меркам России небольшой и небогатый, таким образом (перед началом конкурса — ИФ) у нас уже был опыт, сопоставимый с работой в малых городах». В этом году ее архитектурное бюро «ВЕЩЬ!» занималось подготовкой сразу четырех проектов для городов в разных точках страны: Каменки в Пензенской области, Купино в Новосибирской, Новоуральска в Свердловской, Гуково в Ростовской. Проект для Гуково стал победителем. Взаимодействие областного центра компетенций, администрации города и проектировщиков Марий Кутай называет основой успеха проекта.

Бюро Nefa Architects пригласили помочь Богородицку, когда в первый год проведения конкурса город не выиграл. Инициаторы — снова люди на местах, «энтузиасты, которые болеют за города и пытаются развивать их своими силами, например, на собственные деньги нанимают профессионалов и ищут ресурсы, чтобы двигаться дальше», — рассказывает руководитель бюро Дмитрий Овчаров.

Участие в конкурсе Артема Черникова началось с его родного Осташкова Тверской области. «Я туда приехал, со всеми договорился, мы на волонтерских началах, бесплатно для города, сделали нашей командой заявку и выиграли ее. Сейчас проект реализуется», — рассказывает он. За год Черников и созданная им «Артель архитекторов» стали настоящими экспертами по проектированию пространств в малых городах. Проекты бюро в Котласе Архангельской области и Советске Кировской области стали победителями в 2019 году, а заявка Кировска заняла 18 место из 150 претендентов.

Город-театр и город-антрацит: найти идентичность

Малые города борются за новую городскую среду
Фото: рендер проекта благоустройства

Малые города проигрывают большим в плане инфраструктуры, но могут конкурировать за идентичность и чувство места. «Например, Хвалынск — кладезь идентичности. Он многослойный — здесь литературный и художественный бэкграунд, здесь жил и работал выдающийся художник Кузьма Сергеевич Петров-Водкин, — рассказывает архитектор Сергей Сердюков. — Люди перебираются из малых городов в крупные — там рабочие места, больше возможностей. Надо сделать так, чтобы города не пустели, удержать население и привлечь тех, кому интересна аутентика». По мнению архитектора, малые города, наполненные «чутким пониманием локальной идентичности» могут привлекать жителей крупных городов, например, в формате арт-резиденций.

Чтобы «заново придумать» Богородицк, архитекторы из бюро Nefa сначала изучили уже существующие проекты, а затем поехали в город, провели исследование и предложили новую концепцию: активный город-театр. «Этим городом занимался известный в екатерининские времена исследователь, агроном, архитектор Болотов. Живой творческий человек, он приложил руку и к планировке города, и к созданию активностей: сделал первый в России нерегулярный пейзажный парк, культивировал в оранжереях картофель и томаты, собрал первый в России детский театр. Планировка Богородицка напоминает амфитеатр, в центре которого — дворец на высоком берегу пруда», — рассказывает Дмитрий Овчаров. Архитекторы использовали исторические факты для создания концепции и добавили новые инфраструктурные возможности для того, чтобы в городе начали происходить события — например, плавучую сцену, на которой можно проводить городские и фестивальные концерты.

Проект изначально ориентирован не только на горожан, но и на гостей. «Для меня город стал открытием, и теперь у меня есть стремление, чтобы он был больше открыт к туристам», — делится Овчаров. По его словам, местные жители тоже понимают необходимость наращивания туристического потенциала — это приведет к развитию инфраструктуры и городских сервисов.

Разработке проекта для города Гукова также предшествовало комплексное исследование. «Развитие Гукова тесно связано с добычей угля-антрацита. Первой нашей мыслью было взять это за основу проекта благоустройства. Однако сегодня почти все шахты закрыты, и в ходе работы с жителями и администрацией выяснилось, что горожане болезненно относятся к шахтерской тематике. Поэтому в поисках идентичности мы решили обратиться к середине 20 века — времени расцвета города. В эту эпоху была популярна идея «города-сада» с малоэтажной застройкой и большими озелененными пространствами для отдыха трудящихся», — рассказала Мария Кутай. В основу концепции выбранной территории — Комсомольской улицы, которая является своеобразным центром города — заложено три образных слоя: мотивы элементов благоустройства середины ХХ века, линии генплана, напоминающие рисунки советских ковровых клумб, и отсылка к историческому прошлому — оттенок «антрацит» в стальных элементах и гранитной брусчатке.

Задача в Советске была проще: «Сейчас город полон фейками — например, танком на Центральной площади производства 1990-х годов, на котором написано «На Берлин. Советск сам по себе настолько красивый, но настолько недодуманный, что нам надо было просто деликатно его додумать», — объясняет Артем Черников из «Артели архитекторов». Избавляя историческую среду от уныния, проектировщики «действовали инъекциями»: «здесь связи не хватает, здесь надо людей привести, здесь активировать постройки, здесь дорогу сделать хорошо».

Вовлечь людей и не навязываться

В этом году самые большие гранты конкурса получили Ивановская, Московская, Нижегородская, Ростовская и Самарская области. На каждый проект выделено от 40 до 85 миллионов рублей. Победители конкурса малых городов определяются федеральной комиссией, состоящей из чиновников профильных министерств и экспертов в сфере экономики, урбанистики, культурного наследия, исходя из нескольких критериев. Это степень вовлеченности жителей в создание проектов, экономический эффект от благоустройства, влияние предложений на формирование идентичности территорий, а также востребованность проекта жителями и туристами.

«Все города гордятся самобытностью. При этом самобытности нет. Из малых городов уезжают не за лучшей жизнью, а уезжают зачастую, просто потому что есть ощущение, что «что-то не так». Ценности среды сегодня неочевидны, «генетическая память места» разрушена хаотичной градостроительной политикой последних десятков лет, именно поэтому так важно разрабатывать проекты с горожанами, фактически закладывая в городах новую самобытность», — подчеркивает Черников.

Специфика работы с малыми и историческими городами, по мнению Дмитрия Овчарова, заключается в том, чтобы, во-первых, основываться на историческом контексте, а во-вторых, при создании новой городской среды не навязывать людям то, «что им не нужно»: с одной стороны, надо услышать горожан, с другой — объяснить, какие новые возможности существуют. Для налаживания такого диалога проводятся мероприятия по вовлечению — общественные обсуждения, дизайн-игры, проектные семинары. Если на них побывать, станет понятно: люди готовы активно включаться в новые сценарии жизни городских пространств, а также хотят, чтобы проекты давали основу для создания дополнительных импульсов развития территории.

Так, выбору площадки проектирования для Котласа предшествовала большая игра с горожанами — набралось 10 команд. В процессе игры стало ясно, что прибрежная территория, лучше всего подходящая для возрождения жизни в Котласе, страдает от отсутствия связности с остальным городом. «Единственный мост — Горбатый — оказался маркером территории. Там сосредоточены магазины и рестораны, но он разрушается и, если его не реанимировать, берег «умрет» окончательно. Так у нас появился Высоцкий с фразой «Горбатый. Я сказал «Горбатый», — рассказывают в Артели архитекторов. В качестве общественного пространства для формирования заявки Артель выбрала мост и прилегающие территории, и вначале выбор не встретил понимания у региональных чиновников. Но в итоге Горбатый мост попал на конкурс и победил.

При этом вовлечение — «всегда пластичная история», считают в SNOU. «На наших сессиях участники работают в случайных группах, и это всегда выход из зоны комфорта для горожанина. Они могут и поругаться и помириться. Это нормально», — говорит Сергей Сердюков. При этом в ходе вовлечения жители понимают, что все пожелания удовлетворить не получится, такой цели и не стоит. «Меня поразило, когда в конце сессии высказался один из участников: «Вы всё выслушали, важно учесть все мнения, но в силу того, что вы профессионалы, то должны что-то забыть, что-то переработать, что-то учесть, мы целиком и полностью вам доверяем». Это совершенно профессиональное высказывание, которое даже не ожидаешь услышать от горожанина», — описывает суть мероприятий по вовлечению Сердюков.

Отказаться от фонтана и привлечь туристов

Малые города борются за новую городскую среду
Фото: рендер проекта благоустройства

Один из важнейших критериев конкурса — оценка того, как благоустройство будет работать с точки зрения экономики. Какого эффекта стоит ждать от городского проекта? «Нужно, чтобы благоустройство привело к увеличению и разнообразию трафика», — отвечает Сергей Сердюков. Разные социальные группы разных возрастов предполагают более широкий диапазон возможных в том числе и коммерческих функций — так, на благоустроенной площади может появиться терраса кафе, пункт проката велосипедов, киоск с уличной едой. При поиске решений проектировщики ориентируются и на внешнего, и на внутреннего потребителя, то есть на туристов и местных жителей. Для проекта в Хвалынске, например, большой упор сделан именно на туристов: вплоть до появления элементов дополненной реальности, которая будет рассказывать туристам про местные достопримечательности.

Экономический эффект может касаться как непосредственно площадки, так и других территорий города. «В Осташкове сама площадка не приносит доход, но она создаёт социальный эффект, который начинает приносить доход городу на соседней территории», — объясняют в Артели архитекторов.

Важно, чтобы концепция, которая учитывает местную идентичность, просчитывает экономические эффекты и отражает комплексный подход, не поменялась на дальнейших этапах воплощения. Все это зависит от многих факторов — выбора проектировщиков, подрядчиков, заинтересованности администрации, адекватных сроков для выполнения работ, отмечает Мария Кутай.

Сегодня необходимость создания комфортной среды в малых городах, по мнению проектировщиков, чувствуют все — и власть, и горожане. Эта потребность порой настолько велика, что благоустроить нужно чуть ли не половину города сразу. Здесь важно вовремя ограничить цель, «сделать мало, но хорошо, в границах разумного, но с вау-эффектами», отмечает Сергей Сердюков. Но самое важное — чтобы «возникла химия с местом». Для малых городов и их уклада жизни это особенно ценно.

Еще одна ключевая вещь: вовлеченность городского сообщества. «Если им реально интересно, они этим живут, в их приоритетах этот проект, то всё должно получиться. Если он навязан сверху или «свалился на голову», а его не ждали, это может быть стать камнем преткновения», — предостерегает Дмитрий Овчаров.

Проблемы малых городов во многом схожи. Больше шансов у тех городов, где есть «устойчивое сообщество и стопроцентное доверие». Тем более, что потенциал велик. «Среда этих мест во многом комфортнее, чем в больших городах. Это и низкая этажность застройки, и небольшой автомобильный трафик, и внушительное количество зелени. В итоге мы только корректируем существующую ситуацию — даем ей новую оболочку и перезапускаем», — говорит Мария Кутай. Плоды этой работы мы скоро сможем оценить. Города, победившие в конкурсе 2019 года, должны реализовать свои проекты до конца 2020 года.

Юлия Акиньшина

Партнерский материал совместно с КБ Стрелка

Источник: realty.interfax.ru

Похожие посты

Северо-восточный участок Большого кольца метро сдадут в 2022 году

Director

Аэропорт Челябинска начал работу в круглосуточном режиме

Director

Фабрика здоровья: как идет строительство коронавирусной больницы

Director

Оставить комментарий

* С помощью этой формы вы соглашаетесь с хранением и обработкой ваших данных на этом сайте.

Этот сайт использует cookie для улучшения взаимодействия. Мы предполагаем, что Вы согласны с этим, но Вы можете отказаться, если хотите. Принять Читать далее